Игорь Пронин - биография автора

12 Мая 2021
То чувство, которое вы испытали, читая про иголку в вене, очень хорошо вам знакомо. Вы его пережили, прочувствовали, осмыслили. Поэтому вы автоматически стали доверять этому тексту: "да, тут дело говорят, иголка в вене, это сложно забыть! Ну-ка почитаю, что тут дальше". Поэт считал, что истинного, а не искусственного блаженства заслуживает только тот, у кого счастье, как его понимают смертные, не вызывает ничего кроме тошноты (дневник «Мое обнаженное сердце»).Шарль Бодлер, когие называют слабым, несчастным, инфантильным, а наиболее злобные – сатанинской натурой, не боялся страданий. Он был воином, считая, что на свете есть лишь три существа, достойные уважения: священник, воин и поэт. И он был единством этих трех ипостасей. Подобных триггеров бесконечное множество (об их классации мы подробно поговорим в следующей статье). У всех у них одно объединяющее свойство - они запускают в читателе механизм доверия к тексту, напрямую апеллируя к личному опыту. И вы будете читать все это, продолжая одобрительно кивать головой. Не важно, какие небицы последуют дальше. Вы проглотите их все, потому что нашли в тексте то, что вам близко. Сеня мы являемся свидетелями того, как уже в нашем мелкобуржуазном обществе «позитивщики» становятся героями нашего времени, а страдания изгоняются из жизни также как и тогда, двести лет назад. Помните ощущение, когда вам делали укол в вену? Когда неопытная медсестра не могла с первого раза ввести лекарство и поэтому протала кожу снова и снова. Вгоняла иглу в одно и то же отверстие. Вытаскивала ее и совала опять обратно... Если вы прочли предыдущий абзац и не закрыли этот текст, значит вы попались на триггер - один из спусковых крючков читательского внимания. Текст стал вам аутентичным. Проще говоря, вас зацепило. Еще святые говорили, что без страния, нет святости, только страдания даруют святость. «Быть великим человеком и святым для самого себя — вот то единственное, что важно», - словно вторил им Бодлер. А дальше в тексте может быть что угодно. Репортаж о войне трехголовых зомби с мормонами, лекция о ректальном криграфе или история о том, как баба Нюра приматывает к счетчику магнит, чтобы не платить за свет. У каждого крупного писателя свой набор триов. Типичный пример - начало прустовского романа "По направлению к Свану", сцена, где автор описывает, как мальчик засыпает.Шарль Бодлер достоин того, чтобы быть первым в списке проклятых поэтов - поэтов рода Каина. Они, проклятые и гонимые,- Эдгар По, Шарль Бодлер, Стефан Малме, Артюр Рембо, Лотреамон, Вийон (список можно продолжать). Шли с открытым забралом против мелкобуржуазного искусственного рая, его добропорядочности, комфорта, морали, первыми принявшие на себя удар пошлости, невежества и фарисейства.
 
 

Игорь Пронин

Игорь Пронин

Игорь Евгеньевич Пронин — российский писатель, автор повести «Мао», номинированной на АБС-премию, и ряда других.

Автобиография:

Я родился в 1968 краснознаменном году в городе-герое Москве-на-Москве в семье служащих режиму программистов. Первые произведения, написанные на перфокартах сине-красным карандашом, не сохранились. Ну и фиг с ними. В детстве хотел стать пенсионером, потом артиллеристом (из нашей коммуналки был хороший вид на МГУ), потом услышал про советских писателей. Вообще-то я был бы очень хорошим советским писателем, и поэтому очень не люблю демократов, либералов и прочую сволочь, испоганившую мне жизнь. Решив стать писателем, учиться я, конечно, перестал, и подростковый алкоголизм загнал меня в ИАЭ им. И. В. Кручатова, но к случившейся в Чернобыле катастрофе отношения не имею, я работал там просто ленивой обезьяной. Потом я много где работал ленивой обезьяной, даже служил ей два года. Диплом приобрел в ВЗФЭИ, в рассрочку, с тех пор иногда рассуждаю про экономику. Не слушайте. Трудился в банковской системе Родины лет примерно десять, но большого урона ей не нанес. Покинул систему в 2002-ом году по причине ее полной моральной изношенности. Я не живу там, где человек без петли на шее считается дикарем. Интернет-зависимость средней тяжести с 1999 года, почти сразу же начались осложнения на литературной почве. Вылечиться пока не удается, тем более что я вроде бы профессиональный литератор. Хотя, если предложат хорошие деньги, то я опять мог бы побыть немного ленивой обезьяной.

Пишу все подряд, но получается одна фантастика. Такова особенность моего яркого дарования: возьмусь описывать «Жигули» — их никто не узнает. Приходится потом править на «звездолет», и тогда всем сразу все понятно. Фантастика — классный жанр. Помимо «Клуба русских харизматических писателей» я также зиц-член редколлегии «Вечернего Гондольера» и еще ряда тайных обществ, в том числе «Держащие свечу», «Лига забытых сириусянских биоргов» и «Упивающиеся смертью». В комсомол вступал много раз, не приняли. Комсоргов и вообще всех киборгов с тех пор не люблю.

Мои книги продаются в каждом магазине. Я очень крутой писатель, хотя этого никто не знает. В ближайших творческих планах заработать кучу бабла. У меня есть жена и дочка, я люблю пиво всегда, а водку под закуску, я очень хороший человек, но с первого взгляда это не всем ясно, в свободное время я обычно сплю, если не очень холодно. В общих чертах это все. А, еще: Майор — это не звание, это фамильный титул.

Книги автора:

Джо Сатриани популярное и самое интересное Аргументы