Виктор Косенков - биография автора

16 Февраля 2021
В противоречие всем рецензиям я решила, что должна прочитать «50 оттерого», что совсем не похоже на меня. С первых страниц я была захвачена данным произведением, хотела узнать о дальнейших событиях. Подобных триггеров бесконечное множество (об их классации мы подробно поговорим в следующей статье). У всех у них одно объединяющее свойство - они запускают в читателе механизм доверия к тексту, напрямую апеллируя к личному опыту. А этот эротический роман время от времени представлялся сельным пособием. Конце возникло ощущение, что все события происходили со мной и на месте Анастейши Стол находилась именно я. А дальше в тексте может быть что угодно. Репортаж о войне трехголовых зомби с мормонами, лекция о ректальном криграфе или история о том, как баба Нюра приматывает к счетчику магнит, чтобы не платить за свет. Если вы прочли предыдущий абзац и не закрыли этот текст, значит вы попались на триггер - один из спусковых крючков читательского внимания. Текст стал вам аутентичным. Проще говоря, вас зацепило. У каждого крупного писателя свой набор триов. Типичный пример - начало прустовского романа "По направлению к Свану", сцена, где автор описывает, как мальчик засыпает.Что касается меня, то не одна страница комментариев была прочитана, ни рецензия не остался без моего внимания. Но большая часть прочитанного несла негные отзывы. Читатели не осилювалы книгу до конца, жалели о потраченных деньгах и не рекомендовали знакомиться с творчеством Эрики Леонард, называя его «пародией на литературное произведение, с большим количеством пошлости и пошины». Любовь и семья необычным взглядом. То чувство, которое вы испытали, читая про иголку в вене, очень хорошо вам знакомо. Вы его пережили, прочувствовали, осмыслили. Поэтому вы автоматически стали доверять этому тексту: "да, тут дело говорят, иголка в вене, это сложно забыть! Ну-ка почитаю, что тут дальше". Передо мной появились главные герои - Крисей и Анша Стил. Между ними развивались весьма странные отношения, с которыми в реальной жизни, пожалуй, никто из нас не встречался. И вы будете читать все это, продолжая одобрительно кивать головой. Не важно, какие небицы последуют дальше. Вы проглотите их все, потому что нашли в тексте то, что вам близко. Помните ощущение, когда вам делали укол в вену? Когда неопытная медсестра не могла с первого раза ввести лекарство и поэтому протала кожу снова и снова. Вгоняла иглу в одно и то же отверстие. Вытаскивала ее и совала опять обратно... При первом знакомстве с Кристианом в моем воображении предстал галантным, в процессе влюбления, мужем. Но чем дальше, тем эта мысль менялась, конечно, он не стал менее внимательным, но впослевии показалось, что его жизнь было посно только на секых отношениях, из которых Кристиан черпал силы и в которых выступал доминантом.
 
 

Виктор Косенков

Виктор Косенков

Виктор Викторович Косенков родился в 1974 году в Таллине.

Служил по компьютерной части – в Посольстве России в Эстонии, в корпорации «Элкотек». Трудился на стройках, делал работы по коже, занимался сценическим фехтованием.

Профессиональным писателем стал с 2001 года. Написал девять романов в соавторстве, (под совместным с Юрием Бурносовым псевдонимом Виктор Бурцев), и четыре романа под своим именем. Это фантастика – социальная и часто политизированная.

За первый роман «Алмазные нервы» В. Бурцев (В. Косенков и Ю. Бурносов) получил аэлитовскую премию «Старт».

Теперь авторы работают, пишут и печатаются как вместе, так и порознь.

На обложке последнего романа Виктора Косенкова «Не плачь по мне, Аргентина» также стоит имя Виктора Бурцева.

Джо Сатриани популярное и самое интересное Аргументы