Серия книг Анабиоз

12 Декабря 2018
Когда погиб Пушкин, перенесший столько неотразимых обид от общества, еще не дозревшего до его понимания, - мальчик Лермонтов в жгучем, поэтическом ямбе первый оплакал поэта, первый кинул железный стих в лицо тем, которые ругались над памятью великого человека. Немилость и изгнание, последовавшие за первым подвигом поэта, Лермов, едва вышедший из детства, вынес так, как переносятся житейские невзгоды людьми железного характера, предназначенными на борьбу и владычество. И вы будете читать все это, продолжая одобрительно кивать головой. Не важно, какие небицы последуют дальше. Вы проглотите их все, потому что нашли в тексте то, что вам близко. А дальше в тексте может быть что угодно. Репортаж о войне трехголовых зомби с мормонами, лекция о ректальном криграфе или история о том, как баба Нюра приматывает к счетчику магнит, чтобы не платить за свет. Подобных триггеров бесконечное множество (об их классации мы подробно поговорим в следующей статье). У всех у них одно объединяющее свойство - они запускают в читателе механизм доверия к тексту, напрямую апеллируя к личному опыту. То чувство, которое вы испытали, читая про иголку в вене, очень хорошо вам знакомо. Вы его пережили, прочувствовали, осмыслили. Поэтому вы автоматически стали доверять этому тексту: "да, тут дело говорят, иголка в вене, это сложно забыть! Ну-ка почитаю, что тут дальше". Помните ощущение, когда вам делали укол в вену? Когда неопытная медсестра не могла с первого раза ввести лекарство и поэтому протала кожу снова и снова. Вгоняла иглу в одно и то же отверстие. Вытаскивала ее и совала опять обратно... Если вы прочли предыдущий абзац и не закрыли этот текст, значит вы попались на триггер - один из спусковых крючков читательского внимания. Текст стал вам аутентичным. Проще говоря, вас зацепило. Жизнь Лермонтова, до сей поры еще никем не рассказанная, известна нам лишь весьма поверхностно, а между тем она изобилует фактами, говорящими в пользу поэта красноречивее всех дружеских панегириков. Лермонтов умел быть смелым в то время, когда прямая и смелая речь вела к великим бедам, - он заявил свою пресской музе в ту пору, когда эта муза могла лишь подвергать своих поклонников гонению и осуждению света. По словам их, стоило только раз пробить ледяную оболочку, только раз проникнуть под личину суровости, родившейся в Лермове отчасти вследствие огорчений, отчасти просто через прихоть молодости, - для того чтоб разгадать сокровища любви, таившиеся в этой богатой натуре. У каждого крупного писателя свой набор триов. Типичный пример - начало прустовского романа "По направлению к Свану", сцена, где автор описывает, как мальчик засыпает.Большая часть из современников Лермонтова, даже многие из лиц, связанных с ним родством и приязнью, говорят о поэте как о существе желчном, угловатом, испорченном и предававшемся самым неизвинительным капризам, - но рядом с близорукими взглядами этих очевидцев идут отзывы другого рода, отзывы людей, гордившихся дружбой Лертова и выше всех других связей ценивших эту дружбу.
 
 
Серия: Анабиоз
1 Анабиоз

Анабиоз

2016 год. В России запущен коллайдер нового поколения. Научное достижение — повод для национальной гордости. Но во время эксперимента с высокими энергиями что-то пошло не так, и человечество погрузилось в анабиотический сон на 30 лет. Заснули все, но проснулся не каждый. Глеб приходит в себя недалеко от аэропорта Внуково. Разруха, запустение, дикость рушатся на него со всей беспощадностью. Глеб отправляется в центр Москвы на поиски своей девушки — единственного близкого человека. Встретивший его мир проржавел и обветшал. Нет ни машин, ни электричества, ни водоснабжения. Истлела одежда, нечего есть. Деньги ничего не стоят, власти ничего не решают. Изменилась экосистема. А впереди — странные стены света, за которыми, по слухам, нарушены законы природы. Но на руинах старого мира просыпаются люди. Прежние люди. А значит, впереди жестокость и предательство, страх и ненависть, жалость и милосердие… Анабиоз закончился. Начинается новая история человечества.

2 Мигранты

Мигранты

2016 год. Запущен коллайдер нового поколения. Во время эксперимента с высокими энергиями что-то пошло не так, и человечество погрузилось в анабиоз на 30 лет. Заснули все, но проснулся не каждый. Игорь Морозов очнулся на пароме у берегов Эстонии. Обычная командировка обернулась жутким кошмаром. Теперь родной Таллин — это ветхие дома, мертвые машины и озверевшие люди. Игорь идет через изуродованный катастрофой город к сыну, на которого раньше постоянно не хватало времени. Но вместо одного мальчишки он получает на руки целый детский сад. Теперь у него пятеро детей, оставшихся без родных и государства. Морозов не делит на своих и чужих… Кем же станут эти маленькие жители возрождающегося мира? Варварами или строителями? Убийцами или докторами? Покажет время. Пока они — мигранты. А впереди — долгий путь.

3 Марш мародеров

Марш мародеров

Тренер молодежной сборной по стрельбе из лука Ник Проскурин и его воспитанница Эн приходят в себя в казанской гостинице. Вокруг - чужой, мертвый город. Разрушенный, заросший, мрачный и страшный. Он ничем не напоминает ту блестящую Третью столицу России, каковой был тридцать лет назад. Теперь Казань находится во власти мародеров, бандитов и диких зверей. Ник и Эн прибились к небольшой общине. Они пытаются выжить, но за жизнь придется драться. Насмерть.

4 Корейский коридор

Корейский коридор

Мисс Мэри, студентка из России, очнулась недалеко от Сеула, на побережье Коридора — приграничной зоны между Южной Кореей и КНДР. По непонятным причинам она проснулась на два месяца позже других. Благополучной, процветающей страны больше нет. Есть жуткий мир, который существует по законам джунглей. Мир, где на каждом шагу встречаются охотники за людьми, дикие ганги и озверевшие юнговцы. Мир, где в ходу торговля рабами и каннибализм. Новый Сеул — Мегаполис страха, обитель отчаяния. По счастью, мисс Мэри встречаются не только подонки, но и сильные духом люди. Школьница Кити, крепыш Рик, умник Дэмио... Они учат девушку сражаться и побеждать. Но впереди не только победы. Девушку ждет сильный враг и жестокая правда о прошлом и настоящем, а на пути к этой правде — все круги ада. Добро пожаловать в проснувшуюся Корею. По-азиатски жестокую и самобытную.

Авторы серии

Джо Сатриани популярное и самое интересное Аргументы
Рассказы для взрослых - есть что почитать